Михаил Осинов «У меня не было варианта связать свою жизнь с другим видом спорта»

Интервью7 сентября, 2021

Его скорость и техника поражает многих. Он всегда находится в гуще событий и уверенно действует в отборе в самых сложных ситуациях. Обыгрывал Айртона, а сейчас разрывает правый фланг «Шинника» и «Чертаново». Знакомьтесь — наш десятый номер Михаил Осинов.

Фото пресс-службы ФК «Олимп-Долгопрудный-2» / Анастасия Чистякова, Оксана Ганза, Ольга Степиньш

— Михаил, вы — воспитанник ростовского футбола, и в вашей карьере есть еще академия «Локомотива». Расскажите, все же как и где вы начали заниматься футболом? 

— Вообще я начал заниматься в Академии футбола им. В. Понедельника в Ростове-на-Дону. С самого раннего детства я начал играть с мячом. Так как мой отец в прошлом футболист, у меня не было варианта связать свою жизнь с другим видом спорта. Года два-три я провел в той академии, потом занимался в «Ростове» и переехал в академию «Локомотива» в Москву. Там я провел около трех лет, а потом вернулся в молодежную команду «Ростова». И если обобщать свое футбольное детство, то я скажу, что все же являюсь воспитанником ростовского футбола. Просто потому что свои первые шаги в футболе я сделал именно в этом городе.

— Сложно ли вам было играть, когда за спиной стоял такой великий футболист — ваш отец?

— Многим кажется, что из-за этого мне намного легче играть. Но на самом деле очень сложно, когда твой отец так хорошо разбирается в футболе. В психологическом плане на меня было еще больше давления, я должен был делать все лучше всех, больше работать на поле. Да и от отца получал больше, чем другие. Уже с возрастом понял, что он все по делу мне говорил.

— За свою карьеру чувствовали предвзятое отношение со стороны одноклубников?

— Конечно, очень часто с этим сталкивался. Когда еще был в молодежке «Ростова», то все было нормально. Все ребята были молодые, примерно одного и того же уровня, поэтому считали, что я выигрывал конкуренцию. Когда уже был в основной команде на турнире Матч Премьер, то часто в нашей группе в мессенджере меня подкалывали, писали, что только из-за отца и играю. У кого-то это было в хорошем смысле, у кого-то в плохом. В детстве, когда такие моменты появлялись, то много психовал, меня это задевало. Со временем я подуспокоился, и мне стало абсолютно параллельно на то, кто и что думает. Я все доказываю на поле.

— Вы были в трех футбольных академиях, расскажите немного про каждую из них. На что больше делался упор в тренировках?

— В Академии футбола им. В. Понедельника нас тренировали сербские специалисты. Они в своей работе делали упор больше на технику, игру через мяч. Мы были маленькими, поэтому на скорость акцента не было. Потом, когда перешел в «Ростов», честно говоря, академия была еще не на таком уровне, на котором она находится сейчас. Ничем особенным не выделялась, мы просто играли в футбол и тренировались. А в «Локомотиве» уже ощутил уровень подготовки: там работали и на физику, и в тренажерный зал нас гоняли, и тактикой занимались. Уже чувствовался уровень одной из лучших академий страны.

— Какие сильные стороны можете выделить у себя в период детско-юношеского футбола?

— Я думаю, что за счет желания и характера я выделялся на фоне других ребят. Тогда все делали свои первые шаги в футболе, набирались опыта и в принципе учились играть. Не могу сказать, что физика или тактическое мышление у кого-то в те годы было на уровень выше остальных.

— Сейчас мы видим, что вы делаете большой объем беговой работы на поле. Какие еще качества вышли на первый план с возрастом?

— Кстати, да, хорошо отметили про беговую работу. Раньше я не обращал внимания на это, но в последние годы стал замечать за собой, что много бегаю, это как моя фишка теперь. И, главное, что с мячом. В «Ростове» тренировки были на скорость, в зале много занимались, нас всех закачивали. Думаю, что за это время и открылись во мне скорость и подачи.

— По выбору амплуа отец помогал или сами определились?

— В детстве я был опорным полузащитником, потому что отец играл на этой позиции. Думаю, тренеры решили, что гены полузащитника перешли ко мне. Потом меня начало тянуть к флангу, в «Локомотиве» стал играть правого защитника. В «Ростове» меня увидели крайним полузащитником, на этой позиции я отыграл все время в дубле. В общем, могу сказать, что теперь на правом фланге любую позицию могу спокойно закрыть.

— Что вы выберете: отдать пас или забить самому?

— Отдать пас. Для меня это лучше, люблю это. Конечно, забивать самому хочется, но я бы предпочел отдать голевой пас.

— Не было ли у вас желания уйти из футбола и оставить этот вид спорта только для отца?

— Нет, уйти из футбола никогда не хотелось. Конечно, психовал из-за того, что что-то не получалось или когда проигрывали. В такие моменты я уже думал, что надо заканчивать с футболом, что тогда никто «пихать» не будет, буду делать то, что сам хочу. Это были минутные решения, у меня никогда не было серьезной мысли закончить с футболом.

— Мы всегда интересуемся у молодых футболистов, как у вас обстояли дела с учебой?

— Когда я жил в Ростове, то был под постоянным наблюдением своей мамы, так что дела с учебой были еще более-менее. До класса пятого мы вдвоем делали уроки, за плохие оценки она меня ругала. А вот отец на учебу вообще не смотрел, для него самым важным был футбол. До седьмого класса учился хорошо, в четвертях даже троек не было. Потом переехал в Москву и стал учиться в спортивном классе. Сами понимаете, что с учебой все стало намного хуже: одна четверка и остальные тройки. Как-то так получилось. Сейчас учусь в колледже в Ростове-на-Дону на последнем курсе.

— «Локомотив» много участвует в международных турнирах, какие игры запомнились вам?

— Часто в Турцию ездили на турниры, играли против «Галатасарая», «Трабзонспора», итальянской «Торины». В детстве нашими соперниками были хорошие команды. В «Ростове» играли только по области и с другими большими российскими академиями, а уже в «Локомотиве» начались международные турниры.

— И какие успехи были на международном уровне?

— Стоит начать с того, что мы в России играли только со своими сверстниками, поэтому не имели большого опыта. А из той же Италии были ребята в два раза выше и мощнее нас, настоящие машины. Они нас просто переигрывали, перебегали и сносили в борьбе. Так что международные турниры были не столь успешны, соперники были просто физически сильнее нас.

— Как считаете, в чем причина того, что и на детском уровне, и во взрослом футболе мы уступаем европейским командам?

— Честно говоря, это очень сложная тема. Я думаю, что если бы мы точно знали, в чем причина, то давно исправили это и были бы конкурентоспособны. Мы еще в детском футболе им проигрываем в техническом плане. Они больше бегают, закрывают все зоны, потому что их с детства этому учат. На юношеском уровне они становятся машинами, которые нас обыгрывают на раз-два. Тогда и вопросов нет, почему во взрослом футболе нам так тяжело. Мне кажется, также им в детстве не так сильно «пихают» за ошибки. В России тренеры могут так отругать, что ребенок после этого может с футболом закончить. А им дают играть, ошибаться, а потом разбирают их действия на поле.

— После окончания академии вы оказались в молодежной команде «Ростова», почему же не в дубле «Локомотива»?

— Так получилось, что последний год в «Локомотиве» я месяцев девять не играл из-за травмы. Была нестандартная проблема, я объездил всех докторов и никто не знал, в чем же причина. Кто-то говорил, что нужно операцию делать, а кто-то говорил заниматься в зале. Я провел все это время без футбола, занимаясь на тренажерах. В итоге эта проблема оказалась из-за возраста, нужно было некоторое время подождать. Когда вышел на тренировки с «Локомотивом», то мне дали понять, что в молодежке для меня сейчас места не будет. Сразу же получил предложение от «Ростова», а так как я был после травмы, то выбирать особо не приходилось. Тем более я рад был вернуться домой.

— Сложно ли было после девяти месяцев без футбола вернуть форму и пробиться в стартовый состав молодежной команды?

— Нужно сказать, что это сейчас в молодежной команде играют молодые ребята, только что окончившие академию. Когда я вернулся в «Ростов», то там в молодежке играли ребята на 4-5 лет старше меня. Конечно, было очень тяжело и в состав пробиваться, и тренироваться, особенно после академии «Локомотива», где мы все были одногодки. Также было давление со стороны партнеров по команде. В лицо мне никто ничего не говорил, но за спиной точно были разговоры, что из-за отца меня будут ставить в состав. Психовал из-за этого, тогда не понимал, что нужно было проще к этому относиться.

— Игры против молодежной команды «Локомотива» были принципиальными для вас?

— Не скажу, что принципиальными, но точно были особенными. Ребята из «Локомотива» перед первым матчем писали мне, звонили, говорили, что будут болеть за меня лично и за «Ростов». Мы с командой остались в хороших отношениях. Все же играть мне было легче, так как я всех ребят из молодежки хорошо знаю, знаю их сильные и слабые стороны. На поле мы были соперниками, а после финального свистка — друзьями.

— Играть против своей бывшей команды проще?

— Конечно, ты знаешь практически каждого игрока на поле и можешь предугадать его действия, знаешь, как он сыграет в том или ином моменте. Например, ты можешь не пойти в жесткий стык, потому что помнишь, что левая нога у него больная. Это не говорит о том, что ты будешь играть не в полную силу. На поле друзей нет. Ты можешь и погрубее сыграть со знакомыми ребятами, а потом руки друг другу пожать.

— Очень часто молодежь привлекают к работе с основным составом, как прошла ваша первая тренировка с «Ростовом»?

— Мне было 17 лет, мы с дублем поехали на сборы в Абрау-Дюрсо. Не знаю, что случилось у основы, может быть, кто-то получил травму. Ко мне в комнату зашел начальник команды и сказал, чтобы я собирал вещи, потому что у меня завтра самолет в Испанию к основной команде. Я сначала вообще ничего не понял, но потом очень сильно обрадовался. На первой тренировке очень волновался, боялся практически всего. Тогда тренером был уже Валерий Карпин. Тяжело было тренироваться первое время, я был еще маленьким, неопытным.

— Карпин — довольно эмоциональный тренер, который любит жесткие подколы, побаивались его?

— Тогда я боялся вообще всего, честно сказать, даже с кем-то поздороваться. Валерий Георгиевич очень любит подкалывать футболистов. Первое время молодых он особо не «травил». Потом, когда уже все освоились, то мог подшутить, но не жестко.

— Вы уже работали вместе с Валерием Георгиевичем, которые недавно возглавил национальную сборную. Скажите, какие шансы у нашей команды повысить свой рейтинг ФИФА?

— На самом деле Карпин — очень неординарный тренер. Ему нужно чуть больше времени, чем ему дали сейчас. Карпин может выстроить хорошую, качественную и конкурентоспособную команду. По составу было все очевидно, я считаю, что это правильный выбор. Сейчас есть много молодых ребят, которые достойны этого вызова и оказались в сборной как минимум на сентябрьские матчи.

— Вернемся к «Ростову». Был ли кто-то из футболистов, кто помогал и подсказывал первое время в основной команде?

— Поначалу молодежь держалась обособленно, все общались только между собой. Тогда Александр Гацкан и Тимофей Калачев больше всех поддерживали нас. Когда я только пришел в команду, они еще играли и были самыми опытными. Так вот именно они помогали, подбадривали, где-то могли жестко высказать, но по делу.

— Первый матч за основную команду вы провели в товарищеской встрече, волнение перед стартовым свистком присутствовало?

— Конечно, я понимал, что это сборы и тут все ошибаются. До этого матча я игру отсидел на скамейке и слышал, как Карпин «пихает» за ошибки. От этого еще больше боялся, думал, что ошибусь, меня посадят на скамейку до конца сборов и больше не вызовут. Вышел, вроде нормально отыграл, ничего не привез. А свой следующий матч я уже провел против «Спартака» на Кубке Париматч Премьер. Вышел в стартовом составе, отлично отыграл, после матча меня похвалили. Турнир, в принципе, я неплохо провел, но все же не зацепился в основном составе. Тогда было еще очень много возрастных игроков, поэтому шанса молодым практически не давали. Сейчас много молодых ребят играют в чемпионате, им вот доверяют.

— Как считаете, почему же раньше в «Ростове» молодым футболистам доверяли не так, как сейчас?

— Я считаю, что раньше у клуба было все хорошо с финансированием, и они могли позволить себе покупать хороших опытных футболистов. Тогда в команде было много легионеров и опытных игроков, которые делали результат. Молодым же не давали шанса именно потому, что сажать на скамейку тех футболистов было бы просто нелогично. «Ростов» шел на четвертом месте, боролся за еврокубки. Чтобы молодому выйти в такой ситуации, он должен быть на голову, а то и на две выше этого старика или легионера. В последнее время возрастные футболисты уходят из футбола, а «Ростов» же делает ставку на своих молодых ребят. Обидно, что раньше такого не было. Все же хорошо, что сейчас практически во всех кубах дорога молодым открыта.

— Вернемся к тому, что наша страна отстает по уровню от европейских клубов. В России не так много воспитанников академии клуба играет в основной команде.

— Да, и это очень плохо. Опять же раньше на своих воспитанников и молодых футболистов не делали ставку. Еще когда я был в молодежной команде, то акцент на школу и ее выпускников особо не было. Это сейчас все изменилось, «Ростов» начал совершенствовать все свои команды. Я считаю, что в ближайшие пару лет в «Ростове» в Премьер-Лиге будет намного больше своих воспитанников.

— Какие российские клубы вы считаете эталоном в работе с молодежью?

—  «Краснодар». Кого бы вы не спросили, каждый скажет, что эта команда первой приходит на ум. Я бы еще отметил «Чертаново», которое, к сожалению, уже играет во второй лиге, но сейчас очень много их воспитанников осталось в ФНЛ и РПЛ. Также у «Локомотива» есть много хороших выпускников академии, но и они сейчас играют за другие команды.

— Предлагаю вернуться к вашему дебюту за «Ростов». Вам говорили про то, что будете участвовать в Кубке Париматч Премьер? Или на предыдущих сборах уже было все понятно?

— У нас было всего три сбора, последний из которых мы провели на Кубке Париматч Премьер. Я и еще пара молодых ребят понимали, что нас возьмут на кубок, мы готовились к этому турниру. К первому моему матчу меня также не готовили: где-то меня наигрывали в стартовом составе, где-то нет. Это были сборы, поэтому состав постоянно ротировался. И так получилось, что против «Спартака» я вышел крайним полузащитником в старте.

— Расскажите, что чувствовал молодой, еще не столь опытный футболист в матче против «Спартака»?

— Мысль о таком сопернике вообще нагоняет страх. Еще до стартового свистка увидел на поле Соболева, Айртона, против которого я и играл. Немного стал нервничать. Но начался матч, я отдал второй-третий пас и вроде уже забыл, против кого играю. В моем возрасте много ребят выступают на высоком уровне. Если будешь бояться, то долго в команде не задержишься.

— Помимо матчей на Кубке Париматч вы играли за «Ростов» в Кубке России, расскажите немного про этот матч.

— Да, играл в 1/16 финала против команды «Сызрань-2003». Это был кубок, команда с ПФЛ, поэтому молодым игрокам дали шанс поиграть. С дубля вызвали всего двух футболистов. Я по второй лиге еще не играл, поэтому было немного волнительно. Основная команда ехала очень вальяжно, им там волноваться особо не о чем было. Я понимал, что если мне дадут шанс, то я должен отпахать, отработать. Думаю, что хорошо сыграл, хоть и вышел минут на 15.

— Все остальное время вы играли за молодежную команду, почему же приняли решение уйти в аренду?

— Вообще это было обоюдное решение. Я тогда уже задумывался о том, чтобы уйти в другую команду. Молодежку нужно было оставлять, чтобы расти дальше. В основе, если и есть место для меня, то точно не в старте и не на замене. Это я понимал. Я с отцом принял решение, что нужно уехать куда-то, чтобы набираться опыта и идти дальше.

— Какие команды для арены вы рассматривали?

— Вообще у меня было несколько предложений, но свое внимание я обратил именно на «Нижний Новгород». Предыдущий сезон они закончили на пятом месте, вроде неплохая команда по составу собралась. Когда пришел туда, то понял, что это команда под задачу. Ехал и думал, что будет много игрового времени, а по факту его практически не оказалось.

— И за счет чего вы получали игровую практику?

— У них в том сезоне была команда, которая играла в областном чемпионате. Сейчас эта же команда перешла в Молодежное Первенство, так как основа вышла в РПЛ. Пару раз сам подходил к тренеру и просился поиграть на область, так как мне нужна была игровая практика. Несколько шансов в основе мне дали, в первых играх вышел на 20-30 минут. Плохо отыграл и еще больше себя закопал.

— Почему рассматривали варианты только клубов ФНЛ?

— Если честно, я не знаю. Может быть, тогда мне в голову залетела мысль, что я уже на хорошем уровне. Думал, что вторую лигу я сейчас проскочу, в первой сразу заиграю и дальше — Премьер-Лига. Был слишком уверен в себе, но эта аренда сразу меня опустила на землю. Так легко все не бывает. После первого круга в «Нижнем Новгороде» я решил, что полировать скамейку я больше не хочу и ушел.

— Дальше вы оказались в ФК «Машук-КМВ», что знали про саму команду и вторую лигу?

— Я сидел без команды недели две, понимал, что надо что-то решать. И тогда поступило предложение от пятигорской команды. Честно говоря, когда я туда ехал, то мало знал об этой команде. Конечно, понимал, что уровень футбола в отличие от ФНЛ будет ниже.

— Южные команды играют очень грубо и эмоционально, согласны?

— Начнем с того, что последние матчи мы играли на таких полях, что я могу только огородом их и назвать. На первый план там выходила не техника, ее на таком поле показать очень сложно, а бойцовские качества. Если каждый выиграл борьбу, то матч можно считать победным. Мяч выиграл, поборолся, закинул его вперед и забил.

— Чтобы выигрывать борьбу в таких матчах, не нужны ли занятия единоборствами?

— Я вообще очень люблю тему с единоборствами. Тогда я, конечно, не собирался никуда ходить, все же в футбол играем, а не боремся. У моего отца есть хороший друг Арчил Бачо — чемпион мира по кикбоксингу. Он научился меня нескольким приемам, поэтому при случае мог бы дать парочку ударов кому-то. (Смеется.)

— Подведите итог своего пребывания в «Машуке-КМВ».

— Я провел полных 11 игр, именно там я понял, что такое борьба. В Пятигорске играл именно с мужиками, боролся. Там узнал, что такое вторая лига и взрослый футбол. А в «Нижнем Новгороде», можно сказать, я отыграл в общей сложности 90 минут, за которые ничего не понял. (Смеется.)

— Почему же тогда не приняли предложение остаться в «Машуке-КМВ»?

— Если говорить честно, то это не самая сильная группа второй лиги. Я не хочу ничего скрывать, в Пятигорске еще не лучшие условия для футболистов. Особенно по сравнению с Долгопрудным. Но не буду углубляться в эту тему.

— У вас есть действующий контракт с «Ростовом», летом вам не предлагали остаться там?

— Сейчас у «Ростова» много футболистов находится в аренде. Когда я летом возвращался туда, то мне дали понять, что места для меня нет, что опять надо искать команду. Сначала мне позвонил наш селекционер, который и рассказал про «Олимп-Долгопрудный-2». Я узнал про все условия, про команду, про то, что нужно будет еще пройти сборы. Также был вариант с «КАМАЗом», который звонил мне позже. Но я уже решил, что останусь в Долгопрудном.

— С какими мыслями ехали в Долгопрудный?

— Вообще на сборы я ехал вместе с Никитой Колотиевским и Никитой Куприяновым, который сейчас в ростовском СКА играет. Они между собой разговаривали, что есть опасения, примут ли нас в новом коллективе и сможем ли соответствовать новым требованиям. У меня такого не было, я один съездил и в Новгород, и в Пятигорск.

— Вспомните свой первый день в ОД-2, какие эмоции были после первой тренировки?

— Мы приехали на сборы. Поле было не самого лучшего качества, поэтому и впечатление от команды было смешанное. На том поле мяч постоянно прыгал, нельзя было всю технику продемонстрировать. Когда вышли на хорошего качества поле, то понял, что все нормально, хорошая команда. Так что первая тренировка прошла, честно говоря, не лучшим образом. Еще один момент, на который я обратил внимание — это экипировка. В «Машуке-КВМ» мы тренировались кто в чем на протяжении всего сезона, а здесь уже на первой тренировке нам выдали шорты и футболки. Уже по этому моменту понял, что здесь все серьезно. Когда увидел квадрокоптер, то очень сильно удивился. Его даже у основы «Ростова» нет, а тут во второй лиге есть. Это уровень.

— Как считаете, к первому матчу сезона мы подошли со стопроцентной готовностью? Или же у команды оставались психологические проблемы из-за неудачных товарищеских игр?

— Кто-то говорит, что товарищеские матчи не важны, что там мы только отрабатываем связки. Я считаю, что в каждой игре нужно настраиваться только на победу. Это будет психологически помогать команде, чтобы все понимали, что мы можем и будем выигрывать. А когда проигрываем одну игру на сборах, вторую, третью, то и уверенность к старту сезона пропадает. Я считаю, что к игре с «Шинником» по физическому, психологическому состоянию и по другим показателям мы подошли практически в оптимальном состоянии.

— Какие команды из нашей подгруппы вы знали ранее?

— «Шинник», «Локомотив-Казанку» и «Чертаново». Про команду «Волна» ничего не могу сказать, но знаю поле, на котором мы будем играть. Когда я был в «Нижнем Новгороде», то мы жили на базе как раз этого стадиона.

— Первый тур и сразу самый серьезный соперник этого сезона. Какие эмоции были у вас перед матчем и после первых пяти минут со стартового свистка?

— На предыгровой тренировке я почувствовал дискомфорт и подумал, что получил травму. Перед игрой позвонил главному тренеру и доктору, рассказал про все это и сказал, что скорее всего я в этой встрече не помощник. Они мне сказали попробовать выйти до матча и поработать с мячом. Тогда на разминке чувствовал себя хорошо, небольшой дискомфорт все равно оставался. Все сложилось успешно, я вышел в старте. Перед игрой не чувствовал сильного волнения, но оно все равно присутствовало. После первых минут ни о чем не думал, кроме игры… Первая атака, первое касание мяча в дебютном матче, я пробил по воротам и гол. Я вообще не понял, что произошло. Потом увидел мяч в сетке, побежал радоваться, но боковой показал офсайд. На самом деле очень спорный момент был. Сильно расстроился, что не удалось так классно дебютировать. Значит, буду стараться забивать в следующих матчах.

— После успешного старта у нас были и победы, и обидные поражения. Скажите, почему нам не удавятся реализовывать свои моменты?

— «Енисею-2» мы проиграли именно потому, что нам просто не фартило. Мы делали все, что могли: атаковали практически весь второй тайм, отыграли один мяч, но второй раз он просто не летел в ворота. Соперник же на 90-й минуте с тридцати метров пробил и забил, ему просто повезло. Бывают такие матчи, что ты атакуешь все время, а у соперника два-три удара и оба залетают. С «Химиком» мы первый тайм отыграли очень хорошо, создали много моментов, которые нужно было реализовывать. Два забитых мяча, и во втором тайме игра пошла бы совершенно другим образом. Им бы пришлось отыгрываться, раскрываться, а у нас было бы больше вариантов для игры. С такими командами нужно всегда забивать первыми, потом играть на увеличение счета. Мы ушли на перерыв, нас похвалили. У нас много молодых футболистов, которые подрасслабились и были уверены, что во втором тайме будет также много моментов. Кто-то недонастроился на второй тайм, кто-то не добежал и не доиграл эпизод. Получили один мяч в свои ворота, никто ничего не понял, получили второй. После этих голов они встали в оборону, а мы ничего с этим сделать не смогли.

— Матч с владимирской командой сложился для нас успешно, но до последней минуты было волнение за результат из-за сильного прессинга гостей.

— «Торпедо-Владимир» — хорошая команда, мы знали это. Они последние игры показывали хороший результат. Мы понимали, что будет тяжело в этой встрече. Пропустили опять первыми, но нам повезло, что через минуту-две сумели отыграться. Мы сравняли, и дальше игра пошла примерно равная. Быстрый гол во втором тайме принес немного уверенности, но все равно было тяжело. Хорошо, что гол Горбанца окончательно закрыл вопрос по игре.

— Была ли установка от тренера играть под «вторым номером»?

— Нет, установки играть от обороны не было. Просто по игре получилось так, что немного подсели. Так, видимо, нужно было. Но главное, что мы победили, результат есть.

— Матч с «Локомотивом-Казанкой» получился не самым лучшим в исполнении нашей команды. Что же случилось на «Сапсан-Арене»?

— С «Казанкой» матч оказался тоже сложный. Такие игры бывают в сезоне, где у нас не получается вообще ничего. Задумка была в том, чтобы с первых минут пойти в прессинг. Мы были очень хорошо готовы к этой игре. Не хочу сваливать ни на кого вину, но у всей команды не было сил, поэтому и не смогли перекрывать зоны. У соперника получалось проходить через нас, они доминировали всю игру. Повторюсь, что такие игры бывают в сезоне, их нужно поскорее забывать.

Беседовала Анастасия Чистякова

7 сентября, 2021

  • В пятницу сыграем в Муроме

  • Подопечные Сергея Пучкова сыграют с командой из Сергиева Посада