Даниил Ярусов: «Год, который я провел в «Чайке», очень помог мне адаптироваться во взрослом футболе»

Интервью23 октября, 2021

Полная версия интервью нашего голкипера Даниила Ярусова, опубликованного в предматчевом журнале «Олимп-Долгопрудный-2» — «Локомотив-Казанка». 

Спартаковский воспитанник с вратарским ДНК в крови.

Даниил Ярусов пришел в «Олимп-Долгопрудный-2» в летнее межсезонье и с первых же дней стал своим в команде. В интервью клубной пресс-службе наш голкипер рассказал о своих первых шагах в футболе, переезде в Москву, играх за «Спартак» и о том, как оказался в долгопрудненском клубе.

— Футболом вы начали заниматься в Кемеровской области, не самый популярный вид спорта для этого места. Расскажите, как так получилось?

— Мой отец – бывший футболист, тоже вратарь. Он начал заниматься со мной футболом еще в раннем возрасте, став моим первым тренером. Так и получилось, что моя жизнь с детства связана с футболом, а вратарское ДНК перешло мне по наследству от отца.

— Вы стали ходить в какую-то футбольную школу или же отец лично вас тренировал?

— Лет с 3-4 отец начал тренировать меня игре в воротах. Потом я пошел в детско-юношескую школу, а он в это время возглавил взрослую команду в нашем городе. Когда мне было лет десять, отец перешел в нашу академию и стал главным тренером команды моего года рождения. У нас были очень талантливые ребята, например, Степа Оганесян, который сейчас дебютировал в Премьер-Лиге и играет за юношескую сборную России. Этой командой мы выиграли чемпионат Кемеровской области по 2000 г.р., в котором все соперники были на год старше нас.

— Когда отец возглавлял взрослую команду, он брал вас с собой на тренировки?

— Конечно. Сколько себя помню, я всегда приходил к ним на тренировки, мешался, бегал, что-то пытался повторить. Практически на каждый выезд отец брал меня с собой, у меня вся жизнь была в футболе.

— Не было ли у вас желания попробовать какой-либо другой вид спорта?

— В детстве я много чем занимался: и фигурным катанием, и шахматами, и бальными танцами, и баскетболом. Мама отдала меня на все эти секции, чтобы я развивал координацию, ловкость и так далее. Она хотела, чтобы моя жизнь не была зациклена на одном футболе.

— Эти виды спорта как-то помогли вам в дальнейшем?

— Конечно. Сейчас в Парке Горького на коньках катаюсь лучше всех. (Смеется.)

— Спорта было предостаточно в вашем детстве, а учебы?

— За учебу у меня также отвечала мама, которая строго относилась к оценкам. Я учился в лицее, поэтому приходилось больше внимания уделять домашним заданиям. Футбол футболом, но учиться нельзя было забывать. Кто же знал тогда, что футбол станет моей профессией.

— В лицеях акцент в обучении сделан на технические предметы, какой урок в школе вам нравился больше всего?

— Математика точно была в списке моих любимых предметов, но не скажу, что гуманитарные науки я не любил. Наверное, можно сказать, что и те, и другие предметы мне нравились одинаково.

— В 2012 году вы оказались в егорьевском «Мастер-Сатурне».

— Так получилось, что я прилетел туда на просмотр, это училище было одним из сильнейших по России в то время. Если сейчас посмотреть на Премьер-Лигу, то там играет много их воспитанников. Это был первый год набора в интернат, поэтому задача была пройти просмотр успешно. Потом произошли некоторые изменения в жизни, родители решили, что лучшим вариантом для моей карьеры будет остаться в Москве. «Мастер-Сатурн» был, так сказать, небольшим трамплином в старте моей карьеры, там я провел всего 3-4 месяца.

— Почему же не остались в «Мастер-Сатурне»?

— Я прошел просмотр, меня вроде бы взяли в интернат. Потом родители купили в Москве квартиру, и я перебрался туда. «Мастер-Сатурн» — это хорошая футбольная школа, но все же в Москве есть более сильные и престижные академии. В «Спартаке» я оказался не сразу, сначала был на просмотре в «Чертаново» и ЦСКА. После двух отказов из сильных академий я немного расстроился, что мой уровень не дотягивает до остальных ребят. В итоге я пошел на просмотр в ФШМ, мы сыграли товарищеский матч со «Спартаком», обыграли их. После этой встречи меня сразу пригласили в академию красно-белых. Я всю жизнь болею за «Спартак», но в тот момент задумался, стоит ли туда идти. Просто не хотел испытывать ложные надежды, побоялся, что меня туда не возьмут. В итоге решил следовать за своей мечтой и приехал на просмотр, а через неделю сказали, что меня берут. В «Спартаке» я прошел путь от академии до дубля и «Спартака-2», с основой тренировался.

— Когда вы оказались в «Спартаке», сложно ли было вам, сибирскому парню, найти общий язык с московскими ребятами?

— Знаете, есть одна история, которая все и объяснит. Когда был матч со «Спартаком», произошла небольшая стычка на поле, я чуть ли не подрался с Димой Маркитесовым. В итоге, когда пришел в академию красно-белых, мы подружились, и сейчас он один из моих близких друзей. Я просто сам по себе такой человек, который легко адаптируется в новом коллективе и может найти общий язык с любым человеком. Тем более у нас была отличная команда в «Спартаке».

— К погодным условиям тоже приходилось привыкать?

— В Кемеровской области зимой может быть -35 градусов. Помню, из-за большого минуса у нас отменяли уроки в школе, а мы вместо того, чтобы сидеть дома, ходили играть в футбол. Летом температура может подниматься до +30. К московской погоде я привык, все же здесь с 12 лет живу. Когда играл в Ростове-на-Дону, осенью был ужасный, пронизывающий ветер. В Москве намного комфортнее, хоть и солнца не так много.

— Расскажите про международные турниры, куда удалось съездить со «Спартаком»?

— Нам, конечно, повезло чуть меньше, чем ребятам повзрослее. Говорят, что раньше было больше турниров и игр с зарубежными командами. Мы ездили в ЮАР на какой-то турнир, в Китай, еще в Финляндии были на Nike Cup.

— ЮАР, наверное, запомнилась больше других стран?

— Китай тоже отличается от других стран, но я туда еще приезжал на отдых, поэтому впечатления были не столь сильными. А вот ЮАР — это страна, которая поражает прежде всего уровнем жизни населения. Например, нам говорили, что нельзя уезжать одному в магазин, потому что ты можешь просто оттуда не вернуться. После игр мы шли к автобусу, а местные дети просили любой футбольный сувенир: будь то полупустая бутылка воды или футбольные гетры. Там люди живут в очень тяжелых условиях, сильный контраст с Россией, конечно. Когда вернулся в Москву, стал немного по-другому смотреть на некоторые вещи.

— Один из плюсов быть футболистом — это много путешествий, согласны с этим?

— Определенно да. Недавно я менял загранпаспорт, смотрел все отметки и визы, вспоминал поездки. На самом деле классно путешествовать и по России, смотришь новые города, области. Например, мы ездили на турнир имени Федора Черенкова в Ефремов (это в Тульской области). Когда бы я туда просто так приехал? А так я и в турнире поучаствовал, и новый город для себя открыл. Москва — это, конечно, хорошо, но и за МКАДом жизнь есть. (Смеется.)

— Страну, которая вас поразила, мы узнали, а город?

— Мне очень понравился Калининград, куда я ездил со «Спартаком-2». У нас было совсем немного времени, чтобы изучить этот город, но все же успели хоть немного посмотреть. Очень нетипичный для России город, архитектура, дороги, да и стиль жизни. Хотелось бы туда на выходные приехать, посмотреть все достопримечательности.

— Кто был самым сильным соперником для вас на международном уровне?

— Наверное, сильнейшего я не назову, все команды чем-то запомнились. В ЮАР мы играли в полуфинале против «Брюгге». Единственный гол в той встрече забил соперник, а его автором стал парень 2001 года рождения. В прошлом сезоне в Лиге Чемпионов «Зенит» играл против основы «Брюгге», так вот в том матче голом отметился тот же самый паренек. У них была хорошая команда 2001 г.р., было видно, что там играют перспективные ребята. 

Даже в детском возрасте видна разница в уровне футбола в России и за границей. В Финляндии в турнире участвовало 16 команд. Мы туда приехали одной из самых сильных команд по России, в итоге заняли 11 или 13 место, а донецкий «Шахтер» стал шестнадцатым. Победителем была команда из Швейцарии. Чтобы вы понимали, основа этого клуба даже в еврокубках не играет. Вот вам и уровень футбола. В Санкт-Петербурге играли в турнире памяти В.А. Казаченка против «ПСЖ». Недавно смотрел основной состав клуба, из той команды 2001 г.р. сейчас парочка человек выходят на замену.

— Почему мы даже на юношеском уровне уступаем зарубежным академиям, как думаете?

— В первую очередь отличается подход к футболу в академиях. В наших школах только говорят, что результат в детском футболе не важен, главное — развитие юных футболистов. Однако на деле все совсем по-другому. Я по себе помню и знаю, что если ты ошибаешься в матче, то сразу же садишься на скамейку и ждешь, пока ошибется твой конкурент по позиции. Все, кто хоть немного знаком с детско-юношеским футболом, знают, что с тренеров всегда спрашивают за результат. Их могут даже уволить за проигрыши, при этом не смотрят на то, сколько человек от этого тренера ушли в основную команду. Мой друг сейчас играет в Дании, он рассказывает, что там с самого раннего возраста совершенно другой подход к обучению детей футболу. По итогу мы видим, что на уровне национальных сборных мы серьезно отстаем.

— «Спартак» 2001 г.р. — это команда для результата или же команда, которая воспитывала футболистов?

— Наверное, в нашей команде сошлись две эти составляющие. У нас был результат, благодаря которому человек 8-10 поднялись выше уровнем, перешли сразу в дубль. Например, Иосифов сейчас в «Вильярреале», хотя совершенно недавно играл в Молодежном Первенстве. Кто-то в ФНЛ выступает, кто-то — в Премьер-Лиге. Конечно, как и в любой команде, есть те, кто закончил с футболом. Но все же команда нашего года была очень талантливая, сильная, про каждого слышно в разных лигах. Возвращаясь к результатам, у нас в один год получилось выиграть все турниры, в которых была заявлена наша команда.

— Вы сказали, что сразу нескольких игроков забрали в дубль, как состоялся ваш переход?

— Мне было лет 16, когда я первый раз оказался на тренировке с дублем. Очень хорошо себя проявил, и мне сказали, что зимой я буду проходить подготовку с ними. В январе 2018 года мы отправились на первые сборы, после этого подписал контракт и остался уже в дубле. В апреле того же года состоялся мой дебют за молодежную команду.

— Первый матч в Молодежном Первенстве запомнился приятными эмоциями?

— За дубль я сыграл не так много матчей, всего три. Дебют состоялся в Махачкале, где мы проиграли 1:0. Сами себе привезли гол, опорник ошибся, споткнулся на мяче, Агаларов, который сейчас в Премьер-Лиге играет, вышел один на один и забил. Был рад, что удалось дебютировать, но осадок в виде этого мяча остался. Думал, что дальше все пойдет хорошо, буду играть, но сложилось все по-другому. Так бывает.

— Как мы понимаем, команда в академии у вас была сильной, как и в молодежке. Как часто тренерский штаб основы привлекал молодежь к тренировкам?

— Довольно-таки часто, но не каждую неделю, конечно. Когда тренером основы был Каррера, то на восстановительные тренировки приглашали молодежь, чтобы те, кто получил мало игрового времени, смогли полноценно поиграть в футбол. Также у нас были совместные тренировки с основой. Когда приходил новый тренер, то делали двусторонку между основой и дублем. Попытка интегрировать молодежь в основную команду была, как вы видите, достаточно успешной.

— Расскажите нам про ваше самое яркое воспоминание из «Спартака» за все время.

— Если говорить про меня, как про футболиста, то это победа в Чемпионате России в 2017 году. Нашу команду возглавлял Вячеслав Андреевич Вашкевич, и во многом благодаря ему получилась эта победа. Как я уже говорил, у нас была отличная команда с качественными футболистами. На турнире нам просто не было равных. А самым значимым событием и воспоминанием за эти годы было чемпионство «Спартака», любой болельщик вам так скажет.

— Как мы знаем, в «Спартаке» вы получили еще и актерский опыт.

— Да, и такое было со мной. (Смеется.) Пару лет назад я с Георгием Джикией снимался в рекламе компьютерной игры Assassin’s Creed. По задумке Георгий был главным персонажем и должен был забить гол невероятным гладиаторским ударом. Все остальные вратари были заняты, так что десять секунд славы получил я.

— В какой момент вы приняли решение покинуть «Спартак»?

— У меня практически не было игровой практики, но при этом оставался год контракта. Можно было его спокойно отсидеть на скамейке или же что-то менять и уходить из «Спартака». Летом появился вариант с «Чайкой», я принял решение перейти туда. Разорвал контракт с московским клубом, все получилось без компенсаций и каких-либо претензий друг к другу.

— Когда переходили в «Чайку», были уверены, что игрового времени станет больше?

— Нет, никаких гарантий не было. «Спартак» — это, конечно, «тепличные» условия, и когда ты находишься там, то этого не понимаешь. Когда оказался в «Чайке», то все осознал.

Опять же я перешел в команду ФНЛ, но она совершенно отличается от «Спартака-2». В других клубах первой лиги играют опытные футболисты, там мужской футбол, другие цели и задачи, все другое. Год, который я провел в «Чайке» очень помог мне адаптироваться во взрослом футболе. Условно, если бы я пришел в долгопрудненскую команду из «Спартака-2», то мне сейчас было намного тяжелее.

— Дебютный матч за «Чайку» был морально сложнее, чем за «Спартак»?

— Да, у нас была тяжелая ситуация в турнирной таблице, обстановка в команде была напряженной. Главным тренером был Магомед Мусаевич Адиев, которому я очень благодарен за этот дебют. Мы играли против астраханского «Волгаря», проиграли. Это футбол, так бывает. Для меня это был дебют во взрослом футболе, поэтому все ощущалось совершенно иначе, чем в первом матче за молодежку красно-белых.

— В интервью «Чайке» вы говорили, что команда вас очень тепло приняла. Расскажите, появился ли наставник, который взял вас под крыло и помог адаптироваться?

— В команде был вратарь Миша Филиппов, с которым мы подружились и общаемся по сей день. Также за «Чайку» играли Алан Чочиев и Али Гаджибеков. Это мастера высокого уровня, с ними было приятно работать и общаться на поле и вне его. Наверное, отмечу именно их.

— Контракт с «Чайкой» у вас был всего на год, не было предложения о его продлении?

— Сезон закончился, были изменения в команде, в итоге все три вратаря покинули клуб. У меня появился вариант с «Олимпом-Долгопрудным-2», куда я с удовольствием приехал на просмотр. Мы провели сбор в Сорочанах, и я подписал контракт. Здесь отличный коллектив, просто на данный момент нам чего-то не хватает в игре. У нас в команде классные взрослые футболисты, которые передают нам свой опыт каждый день, а также талантливые молодые игроки. Главное, что здесь хороший и квалифицированный тренерский штаб. Не бывает так, что сразу же у команды все получается, для этого нужно время. Верю, все скоро наладится.

— Как болельщику «Спартака» вам было волнительно встретиться с легендами красно-белых в нашей команде?

— Конечно, я знал, что Никита Баженов и Ринат Сабитов играют здесь. Я в детстве смотрел каждый матч, болел за «Спартак», поэтому для меня они были известными личностями. Но перед первой тренировкой никакого волнения не было, они такие же люди, как и мы.

— Раньше, когда вы играли за «Спартак», часто посещали матчи основной команды. Сейчас получается выбираться на «Открытие Банк Арену»?

— Я стараюсь ходить на все домашние матчи красно-белых, выезды всегда смотрю по телевизору. Фанатичная любовь к этой команде, которая была в детстве, уже прошла. Я уже прихожу поддержать своих друзей: Игнатова, Бакаева, Мелкадзе и Маркитесова. Уверен, что за ними будущее «Спартака».

— Нам известно, что со многими футболистами нашей команды вы были также знакомы.

— В «Чайке» мы играли вместе в Вадиком Лазаревым и Андреем Бычковым, с Мишей Осиновым был заочно знаком. Вообще всех сверстников я плюс-минус знал, так как мы часто пересекались на футбольных полях. Ну а с остальными быстро познакомился. Внутри коллектива у нас приятная, дружеская атмосфера.

— В 5-м туре состоялся ваш дебют за ОД-2, волнение в этот раз присутствовало?

— Признаюсь честно, я практически не переживал, что было для меня удивительно. Помню свое волнение, когда я дебютировал за «Спартак» и «Чайку» в ФНЛ, да даже когда играл товарищеские матчи этого межсезонья. Перед игрой с «Казанкой» не волновался, вышел на матч уверенно и спокойно. Дмитрий Анатольевич спрашивал, как я себя чувствую, есть ли мандраж. Кажется, он переживал больше меня.

— В матче с «Казанкой» у нас ничего не получилось, и, конечно же, никто не будет вешать ярлык этого поражения на вас. Все же почему результат был таким?

— Откровенно говоря, они нас просто переиграли в том матче по всем компонентам: и в движении, и в качестве футбола. На тот момент «Казанка» была в лучшем физическом состоянии, лучше нас смотрелась на поле, поэтому и победила.

— В других матчах, когда были ничьи и поражения, соперник был также лучше нас?

— Если «Казанка», как мне казалось, играла преимущественно около наших ворот, то с «Динамо-2» ситуация была другая. Сначала мы пропустили, отыгрались, а в концовке вообще могли вырвать победу. У них был всего один момент за игру. В Муроме нам немного не повезло на последних минутах матча, но все остальное время мы контролировали игру, только из-за своих ошибок дали им создать два момента. Там скорее всего мы недобрали очки, чем забрали одно.

— По итогам первого круга и на данный момент мы находимся в середине турнирной таблицы, это наше заслуженное место?

— На что наиграли, на таком месте и находимся. У нас впереди есть еще несколько игр, после которых и нужно будет судить, заслуженное это место или нет. Пока рано делать какие-то выводы.

— Кто из соперников, с которыми нам предстоит встретится до зимы, самый опасный?

— Если посмотреть на результаты команд, то все друг друга обыгрывают. Сегодня можно одолеть команду из первой шестерки, а завтра проиграть аутсайдеру. Если не брать в расчет «Шинник», то в нашей подгруппе все команды играют ровно.

— В первой подгруппе ситуация такая же?

— Если честно, я не особо слежу за их результатами. Сейчас главная задача — оказаться в шестерке сильнейших, а соперников из первой подгруппы мы будем разбирать уже зимой.

Беседовала Анастасия Чистякова.
Фото Анастасии Чистяковой.

23 октября, 2021

  • Матч с «Динамо-2» рассудит Евгений Галимов

  • «Олимп-Долгопрудный-М» одержал победу над «Приалитом»